Посмертное видение епископа Игнатия Брянчанинова в Петербурге

Po rosyjsku, Polecane

Święty Ignacy Branczaninow

Пишет в записках своих одна присная духовная дочь великого Святителя, Епископа Игнатия (Брянчанинова):

“В последнее свидание с Преосвященным Игнатием. 13-го сентября 1866-го года, он, прощаясь. сказал мне:
“София Ивановна! Вам, как душе своей, как себе, говорю: готовьтесь к смерти — она близка. Не заботьтесь о мирском: одно нужно — спасение души. Понуждайте себя думать о смерти, заботьтесь о вечности!

30-го апреля 1867-го года, в воскресенье (Неделю жен-мироносиц), Преосвященный Игнатий скончался в Николо-Бабаевском монастыре. Я поехала на его погребение, совершавшееся 5-го мая.
Невыразима словом та грустная радость, которую я испытывала у гроба Святителя.

Прошло три месяца. 12-го августа 1867-го года, ночью, я плохо спала. К утру заснула. Вижу, пришел владыка Игнатий в монашеском одеянии, в полном цвете молодости, и смотри г на меня с грустью и сожалением.
– Думайте о смерти, — говорит он мне, — не заботьтесь о земном: все это только сон, земная жизнь только сон. Все, что написано мною в книгах, все — истина. Время близко: очищайтесь покаянием, готовьтесь к исходу. Сколько бы ни прожить здесь, все это только один миг, один только сон!
На мое беспокойство о сыне, владыка сказал:

– Это не ваше дело: судьба его в руках Божиих; все же заботьтесь о переходе в вечность.
Видя мое равнодушие к смерти и исполняясь состраданием к моим немощам, он стал умолять меня обратиться к покаянию и чувствовать страх смерти.

– Вы слепы, — говорил он, — ничего не видите и потому не боитесь; но я открою вам глаза и покажу смертные муки.
И вот, я стала умирать. О, какой ужас! Мое тело мне стало чуждо и ничто, явно как бы не мое. Вся жизнь перешла в лоб и глаза; мое зрение и ум увидели то, что есть в действительности, а не то, как нам кажется в этой жизни. И жизнь эта — сон, только сон! Все блага и лишения этой жизни — все это перестает существовать, как только наступает со смертью минута пробуждения. Нет ни вещей, ни друзей — одно необъятное пространство. И все пространство это наполнено существами страшными, непостижимыми для нашего земного ослепления. Существа эти кишат вокруг нас в разных образах, держат нас как бы в постоянной осаде. И у страшилищ этих есть и тело свое, но особого вида, тонкое, похожее на слизь. Как они ужасны!.. Они лезли на меня, лепились вокруг меня, дергали меня за глаза, тянули мои мысли в разные стороны, не давали перевести дыхание, чтобы не допустить призвать Бога на помощь. Я хотела молиться, хотела осенить себя крестным знамением, хотела произнесением имени Господа Иисуса Христа избавиться от этой муки, отдалить от себя эти страшные существа — но у меня не было ни сил, ни слов, ни молитвы. А эти страшилища кричали мне:
– Поздно теперь! После смерти уже нет молитвы! — Тело мое деревенело, голова стано-вилась неподвижной; только глаза все видели, и дух в мозгу все ощущал.
С помощью какой-то сверхъестественной силы, я была в состоянии немного приподнять руку, донести ее до лба и сотворить крестное знамение. Это вызвало корчи страшилищ. Я усиливалась духом — уста и язык уже мне не принадлежали — представить имя Господа Иисуса Христа, и тогда страшилища прожигались, как раскаленным железом, и кричали на меня:
– Не смей произносить этого имени: теперь уже поздно! — О, неописуемая мука!.. О, если бы мне удалось хотя на одну минуту перевести дыхание! Но зрение, ум и дыхание были облеплены этими страшилищами, которые их тащили в разные стороны, не допуская их соединиться друг с другом и произнести имя Спасителя. О, что это было за страдание!..
И услышала я голос владыки:
– Молитесь непрестанно. Все истинно, что написано в моих книгах. Бросьте земные попечения; только о душе и заботьтесь.
И с этими словами он стал уходить от меня по воздуху, как-то кругообразно, все выше и выше над землею. Вид его изменялся и переходил в свет. К нему присоединился целый сонм таких же светлых существ — все, как будто ступенями необъятной, необъяснимой словами лестницы. И владыка и все они, по мере восхождения, принимали вид невыразимо прекрасного солнцеобразного света. Смотря на них и возносясь духом за этой бесконечной полосой света, я уже не обращала внимания на страшилищ, которые в это время бесновались вокруг меня, чтобы на себя отвлечь мое внимание, поглощенное лучезарным видением. И увидела я, что и у тех светоносных сонмов было свое тело, и тело это было похоже на лучи какого-то дивного света, перед которым наше солнце ничто или тьма. И чем выше были ступени виденной мною лестницы, тем светлее были стоявшие на них сонмы небожителей. И я видела, что владыка Игнатий поднимался все выше и выше, пока не окружил его сонм лучезарных Святителей и сам он не сделался таким же лучезарным.
Выше этой ступени зрение мое не проникало…

Źródło: Сергий Александрович Нилус - "НА БЕРЕГУ БОЖИЕЙ РЕКИ"

Icons by N.Design Studio. Designed By Ben Swift. Powered by WordPress
RSS Zaloguj